Рейтинг@Mail.ru

Экстремальный портал VVV.RU

← Назад

ВОЗВРАЩЕНИЕ К АРАРАТУ. АШОТ ЛЕВОНЯН

11.04.2010 г.

Силы, казалось, покинули меня: самочувствие было хорошим, ничего не болело, но для продолжения восхождения сил больше не осталось. «Все, ребята, идите без меня», — проговорил я. «Да ты что! — набросился Павел, — осталось-то всего ничего, пошли!» В ответ я лишь устало мотнул головой: «Нет, не могу».

Из Еревана мы выехали ранним утром: путь предстоял далекий — через Ахалкалаки и Ахалцихе к грузино-турецкой границе, оттуда через Карс и Игдыр, по перевалу на горе Арарат в Догубаязет. Только в десять вечера сели ужинать в кемпинге наших курдских партнеров.Нас восемь человек: четверо сотрудников информагентства «Медиамакс» — Ара Тадевосян, Карен Антонян, Арам Макарян и Давид Алавердян, директор информагентства «Панармениан» Армен Азарян, директор студии компьютерной графики «3 Ада» Ара Агамян, директор группы компаний STA из Риги Павел Саядов и ваш корреспондент.С Павлом мы знакомы давным-давно, с института. Именно он стал инициатором этого восхождения. Впрочем, не только инициатором — мое финансирование он тоже взял на себя. С журналистами из «Медиамакса» еще шесть лет назад мы пытались получить разрешение на восхождение на Арарат, но безрезультатно.В феврале нынешнего года мой товарищ Сергей Кайфаджян из Донецка, который был на Арарате в августе 2000 года, подсказал координаты туристической фирмы из Догубаязета, которая организует официальные восхождения на Масис. В итоге, получив их подтверждение о том, что всем восходителям будут вручены сертификаты, мы стали готовиться к походу.Для начала заказали себе горные ботинки из Италии — без них на горе делать нечего. Остальное снаряжение прикупили здесь. В целях акклиматизации поднялись на Арагац. В полседьмого утра, встретив рейс из Риги, на котором прибыл Павел, загрузили вещи в микроавтобус и отправились на встречу с Араратом. Август 2000 годаДевять лет назад в качестве корреспондента «Нового времени» мне уже приходилось стоять на склоне величавой горы, но турецкие власти не разрешили подъем восходителям из семи стран. Причин отказа не было, но все и так было ясно: в группе есть граждане Армении... Все эти годы меня не покидала надежда, что когда-нибудь удастся получить разрешение на подъем (пермит). Такое разрешение необходимо даже гражданам Турции, поскольку Масис находится на стыке границ трех государств: Армении, Азербайджана (Нахичевана) и Ирана. Но если туркам и гражданам других государств такое разрешение дается без особых проблем, то для граждан Армении получить пермит все еще сложно.

На Арарат

Подъем

Поэтому, даже когда мы с местным проводником-курдом Джумой выехали утром из Догубаязета в сторону библейской горы, нам все еще не верилось в истинность происходящего: слишком долго, всю свою сознательную жизнь, я мечтал подняться на Арарат, видя его почти каждый день... в реальности же все оказалось очень буднично — на машине мы поднялись на высоту 2200м, откуда весь наш груз поднимут до первого лагеря лошади, мы же пойдем налегке.Впрочем, четыре с половиной часа, которые мы шли до лагеря 3200м, покажутся не такими уж легкими. Пока мы ставили палатки, был готов уже сытный обед. Повар — один из старших братьев нашего проводника Джумы, готовил на редкость вкусные блюда. Всего же у Джумы девять братьев и девять сестер, и все они так или иначе участвуют в процессе восхождений кто гидом, кто поваром.Первый лагерь представлял собой большую зеленую поляну среди базальтовых глыб. Ночевка здесь сравнительно комфортная, да и ночью было не очень холодно.Утром, позавтракав и собрав палатки, продолжили путь до второго лагеря на высоте 4200м. Тропинка стала круче, поэтому высоту в тысячу метров по вертикали мы преодолели за 3,5 часа. Здесь, конечно, никакой травы не было, одни камни. Совсем рядом — покрытое снегом громадное ущелье.Джума сообщил нам, что на вершину выходим в два часа ночи, чтобы успеть подняться на вершину и засветло спуститься до самого низа. Поэтому улеглись спать в семь вечера.Как всегда перед штурмом вершины на душе был не очень спокойно, никогда не знаешь, как все сложится. Особенно беспокоит погода, она и на легкой горе может в считанные минуты смешать все планы. На Арарат К десяти часам беспокойство начало оправдываться: над нами зависли черные грозовые тучи, пошел дождь с градом, а потом начался снегопад. От близких молний палатка вся на миг освещалась, а ветер трепал ее так, что, казалось, швырнет нас всех в пропасть. О сне не могло быть и речи, удавалось лишь впасть в кратковременную дремоту.Наконец часы показали полвторого ночи и я вышел из палатки. Снегопад перестал, но темные тучи все еще тяжело давили на гору. А выходе на вершину не могло быть и речи. Я залез в палатку и сказал Павлу: «Видимо, придется отложить штурм на день». Нам этого очень не хотелось.

Разбудил нас голос Джумы, который громко призывал нас встать и готовиться к выходу на вершину. Часы показывали четыре часа ночи. Выглянув из палатки, мы удивились — над нами чистое звездное небо, от ночного кошмара не осталось и следа. Быстро попив чаю с печеньем, в 4 часа 23 минуты мы начали путь к вершине.

На Арарат

Вершина

Было довольно прохладно, пришлось одеть все теплые вещи. Шли с налобными фонариками. Через полчаса начало светать, тропинка была видна и без фонариков. Подъем был довольно крутым, группа часто останавливалась, сказывалась усталость двух предыдущих дней, не добавила силы и бессонная ночь. Джума торопил, говорил, что надо спешить, иначе не успеем засветло спуститься.На высоте 4900 м, когда группа уже вышла на ледник, стало ясно, что пятеро из нас не в состоянии продолжить путь. Во время восхождения сил на эмоции не остается. Поэтому пожелав ребятам удачного спуска, мы продолжили путь. Но всего через сто метров силы покинули и меня.Они — Павел, Карен и проводник Джума, продолжили путь, я же медленно снял с себя опостылевший рюкзак, глотнул воды и вяло пожевал урюк. Вершина Арарата сверкала на солнце совсем близко, казалось, можно дотянуться до нее рукой. И, что странно, не было никаких угрызений совести: «Ты же так долго мечтал подняться на библейскую гору, видя ее каждый день из Еревана. И теперь, когда до нее осталось метров двести, ты стал...» Нет, сил не было даже на такие мысли...Вот так и стоял я на леднике минуты три или целую вечность. Сознание постепенно возвращалось ко мне, откуда-то появились исчезнувшие было силы и я, находясь еще в некотором оцепенении, машинально продолжил путь: «пойду, сколько смогу, а спуститься всегда сумею». Метров через 30, за перегибом, увидел ребят, которые, сняв рюкзаки, отдыхали. На мой «героизм» отреагировали буднично: «оставь рюкзак на снегу, пойдем налегке». Я переоделся в легкую куртку — на солнце было довольно тепло, от ночного пробирающего насквозь холода не осталось и следа. Оставшийся путь до вершины прошел на автопилоте, бормоча какую-то незатейливую песенку. За 33 года, что хожу в горы, десятки раз приходилось испытывать на себе магию вершины: враз уходит куда-то усталость и появляется необъяснимое чувство счастья. Прибавили бодрости и чересчур оживленные иранцы. Все еще находясь в некой прострации, обнялись и сфотографировались с ребятами. Но первым делом позвонил по мобильному телефону дочери, от волнения с трудом проговорил, что звоню с вершины Арарата. Пусть каждый отец испытает такую радость!

На Арарат

Мы с Павлом переглянулись: главное, о чем мы с ним молчали все предыдущие дни, были думы за всех ребят, которые сейчас тоже очень хотели бы оказаться рядом с нами. Сейчас их мысли были прикованы к ледяной макушке Арарата...

Эпилог

Лишь через несколько дней, уже дома, уютно устроившись в мягком кресле, приходит осознание сделанного — для альпиниста высота 5165 м, — не ахти какое достижение, но все-таки в 50 лет взобраться на нее тоже может не каждый. К тому же это не просто высота, а гора Арарат — красивейшая из вершин! Долгих девять лет мы пытались получить официальное разрешение и, наконец, получив подтверждение партнеров, что все члены экспедиции получат сертификаты, мы вновь решились на штурм Арарата. К счастью, на этот раз все было взаправду: и вершина — 4 августа 2009 года, и сертификаты.

Ашот ЛЕВОНЯН