Рейтинг@Mail.ru

Экстремальный портал VVV.RU

Я и Люди

← Назад

ВСТРЕЧА С МИХАИЛОМ ПОТАПОВЫМ в Соликамске

potapov

Художник-египтолог Михаил Потапов  родился 10 июня 1904 года в Варшаве в семье генерала медицинской службы. Дворянский род Потаповых берет свое начало от мастера Петра Потапова, в XVII веке воздвигшего храм Покрова Пресвятой богородицы, что на Покровке в Москве; в честь чего переулок, прилегающий к этой улице, назван Потаповским. В 1927 году М. Потапов участвовал в оформлении античного отдела Херсонесского музея, в 1929 году работал практикантом в египетском отделе Эрмитажа. Потаповым написаны десятки полотен, связанных с Древним Египтом и династией фараона Эхнатона. С 1933-1935 годы работал в Дарвиновском музее в Москве. Глубоко верующий человек, Михаил Потапов стал в 1945 году дьяконом Православной церкви, и в послевоенные годы всего себя отдал иконописи и росписи храмов в Крыму. С 1984 года художник жил и работал в Соликамске, где в 1992 году открылся его музей-квартира. В 1989 году на свердловской киностудии снят фильм «Египтянин», посвященный творчеству М.М. Потапова. В 1990 году египетское посольство в Москве пригласило художника в Египет в качестве почетного гостя. В знак благодарности Потапов подарил Александрийской библиотеке 17 своих полотен. Сейчас его картины выставлены в музеях и частных коллекциях Америки, Англии, Швеции, Польши. В 1981 году Соликамский музей приобрел 15 живописных работ художника древнеегипетской тематики, в музее оформлена постоянная экспозиция. В 1999 году вышла в свет книга А. Ромберга «Путешественник между веками» о Михаиле Потапове. С 2001 года М.М. Потапов стал почетным гражданином г. Соликамска.

Ушедшей жизни солнечные лики

Повествование о необычном художнике

Патриарх ХХ века
Пролог

Его называют «египтянином», «заблудившимся в веках», «постигшим связь времен». Искусство его необычно. Для непосвященного оно — чудачество. Для людей, открытых к духовному поиску — откровение. Он родился в начале ХХ века, в1904 году, в Варшаве, прожил долгую и плодотворную жизнь в Крыму и Закарпатье, всем сердцем принимая эти благодатные места. Волею судьбы ему довелось познать ГУЛАГ, а в восьмидесятилетнем возрасте обосноваться в далеком от любимого края месте — на западном Урале, в древнем Соликамске. Но где бы ни был, он всегда держал в руках кисть, создав два монументальных цикла росписей храмов в Мукачеве и Одессе, немалое число церковных образов и лучшую "песнь" свою - «Эхнатониану» - цикл исторических портретов египетских фараонов ХYIII династии. Двенадцать произведений этой незаурядной серии хранится в отдельном зале Александрийской библиотеки в Египте. Художнику даровано редкое творческое долголетие: и в девяностолетнем возрасте он продолжал писать картины и книгу о египетском фараоне — солнцепоклоннике Аменхотепе IY (Эхнатоне). Редкий человек знает великую эпоху Эль-Амарны так хорошо, как он — Михаил Михайлович Потапов — подлинный партиарх искусства ХХ века.

«Египет жив для тех, кому былое свято...»

Но дело не только в том, что художник как никто другой любит древнеегипетскую культуру. Он убежден, что ему открыто особенное знание о прежнем воплощении его души. Девятилетний  гимназист — первоклассник, сын военного врача в чине генерала, потомственного дворянина Михаила Ивановича Потапова (умершего, когда мальчику было всего 5 лет) и племянник концертмейстера, виолончелиста Большого театра Николая Ивановича Потапова был потрясен "встречей" со страной пирамид на уроках истории. Не только особое величие древнейшей культуры вызвало интерес в неоформившемся сознании. Было и нечто еще, чему будущий художник не мог найти объяснение. Это «нечто», выразившееся во всепоглощающей страсти к древнеегипетским образам пугало и самого ребенка. Он жадно «проглатывал» любую литературу о великой цивилизации, с упоением прочитал вышедший тогда двухтомник Д.Брэстеда об истории Древнего Египта, читал книги Ленормана и Масперо в учительской библиотеке, сшил себе одежду на египетский манер и по утрам выбегал навстречу солнцу, протягивая к нему ручонки, пел гимн Атону (божественному солнечному диску), сочинив к языческому песнопению свою мелодию. В гимназии мальчика дразнили «египетской мумией». Богиня — кошка Баст была для него прекраснее Венеры Милосской. Странную привязанность объяснила еще в Севастополе близкая к семейству Потаповых теософка : «Вероятно, душа твоя раньше жила в Древнем Египте, и события, которые она пережила, настолько врезались в твою память, что вернулись к тебе неожиданно этой удивительной любовью».
Уже подростком мальчик стал рисовать. Из-под его пера и кисти выходили замысловатые орнаменты и древние архитектурные формы. В 14 лет он написал акварельный портрет матери Марии Ивановны Слюсаренко, женщины простой, не дворянских кровей. Неоконченный этот рисунок сохранился, поражает редким сходством и достаточным мастерством, удивительным для подростка, нигде не учившегося ремеслу художника. Дарование мальчика было замечено и развито севастопольским живописцем Юрием Ипполитовичем Шпажинским, сыном известного драматурга, автора либретто для "Чародейки"  П.И.Чайковского. В доме учителя (частной студии) мальчику показывали старинное пианино, клавиш которого касались руки великого русского композитора. Ученик академика живописи А.А.Киселева Ю.И.Шпажинский, картина которого «Каменные бабы» хранилась в столичной «Третьяковке», не раз высказывал свою веру в талант начинающего художника. Будучи человеком, далеким от теософии, учитель уважительно к ней относился. Он то и познакомил Михаила с незаурядной женщиной, севастопольской поэтессой Верой Леонидовной Величковской, стихи которой никто никогда не публиковал. Она знала труды Е.П.Блаватской, положившей жизнь на борьбу против грубого материализма. Поэтесса была большой поклонницей египетской цивилизации, обладала редкой теософской библиотекой и охотно делилась книгами со своим молодым другом.
В 80-е годы художник Потапов напишет акварельный портрет В.Л.Величковской (ушедшей в 30-е) по памяти, без единой фотографии и будет сам удивляться его поразительному сходству. Он напишет поэтессу в изысканном вкусе культуры «рубежа веков», плоть от плоти которой и сам он, напишет такой, какой увидел ее впервые: молодой красавицей с восточным типом лица и бездонными карими глазами. Духовное родство художника и поэтессы выльется в строки, посвященные другу-теософу Михаилу Потапову :

Не суждено мне в этой жизни малой
К стране родной блаженно подойти.
Отстала я. Душа моя устала.
Но ты по Кеми, брат, дойди.
К преддверью подойдешь Египта золотого
И вечным Нилом напоишь свой взор.
И все, приставшее в пути к стопам чужого
На почве родины ты отвергнешь как сор.
И Сфинксов древних царственные лики,
Взглянувши на тебя, в тебе пробудят вновь
Ушедшей жизни солнечные лики,
Исканья и мечты, и веру, и любовь.
Тысячелетьями душа страны богата.
Пусть стали пыль и прах культура и цари.
Египет жив для тех, кому былое свято,
В ком Кеми дух о прошлом говорит.

«Однажды я вышел в сад ...»

В 1922 году севастопольская гимназия, преобразованная в советскую школу 2-й ступени была позади, а прямые дороги в университет и Академию Художеств были закрыты для дворян ских детей. В искусство М.М.Потапов пробирался окольными путями. Работал чертежником, лаборантом в заведениях ГОЭЛРО, коммунхозе. Неожиданный переезд в Ленинград в 1927 году семейства родителей гимназического товарища Лени Иванова, а затем и его приглашение приехать в Северную Пальмиру, сыграли важную роль в судьбе молодого художника. То, что последовало за переездом в Ленинград было чудом. Михаил Потапов и его увлеченность Египтом вызвали интерес у академика В.В.Струве, и по его рекомендации юноша целый год работал стажером в Государственном Эрмитаже.
Лето 1928 года принесло Михаилу Потапову своеобразное духовное прозрение, о котором он будет вспоминать:
«Однажды я вышел в сад нашего севастопольского дома и задумался о судьбе моего любимого фараона — реформатора древней религии Эхнатона.
И вдруг, как будто все затуманилось вокруг , и перед моим взором стали возникать как на экране кинематографа картины. Я видел спальню умирающего Аменхотепа III, его жену Тейю в кресле рядом с ним... И мне только оставалось зафиксировать это на бумаге. Так в 1928 году я начал писать книгу „Солнечный мессия Древнего Египта“ и в 30-х закончил первую часть задуманной мною трилогии.»
Египтологи В.В.Павлов и В.В. Струве проявили интерс к книге молодого автора, отметив археологическую точность и необыкновенную живость воспроизведенных событий древней истории. Академик В.В.Струве находил удивительной и живопись Михаила Потапова : "Подобное мог создать лишь египтянин. Вы — воскресший древнеегипетский художник«,- отпечатались в благодарной памяти живописца слова российского ученого.

Иконописец — солнцепоклонник

Казалось, что жизнь открыла заманчивые перспективы для художника из Севастополя. Он по заказу делает эскизы костюмов к постановке «Аиды» в Ленинградском оперном театре, три года работает в Дарвинском музее Москвы, сближается с группой московских теософов. Но вскоре... в 1935 году вслед за ними, людьми непонятого миропонимания, отправляется на 5 лет в Заполярье, в сталинские лагеря, надолго подорвавшие его здоровье.

Из тех, кто работал с Михаилом Потаповым, санитаром в госпитале на херсонщине в военные сороковые, мало кто знал об его редком даре: картины, акварели и книга были изъяты при аресте еще в 1935-м. Церковь дает художнику обрести заново веру в себя. Он становится иконописцем и с 1946 года, не переставая, пишет христианские образа сначала для женского монастыря под городом Хустом, затем для соборной церкви в Мукачеве, а в 70-е создает стенные росписи в мукачевской архиерейской церкви и в главном соборе Одесского мужского монастыря. Художник ищет и находит
одухотворенные лица, отмеченные особой выразительностью глаза, изучает древнейшие византийские иконы и в этом сплаве, с немалой долей яркой декоративности народной закарпатской традиции рождается храмовое искусство иконописца Михаила Потапова. Однако, Эхнатону-
солнцепоклоннику он остается верен. Подобно православному Святому Спиридону Тримифунтскому, кипрскому епископу 4 века, художник убежден: Солнце — та же Христианская Троица. Само светило-Бог-творец. Лучи, что посылает он на Землю — Бог-сын, воплотившийся меж людей.

Солнечное же тепло — не что иное, как Бог — Святой Дух. В 70 — е годы в келье Одесского монастыря, по вечерам, он пишет своих фараонов, наделяя их той же магией взгляда, что и церковные образы.
В Эхнатоне и Нефертити, Сменхкаре и Меритатон, Тейе и Хатшепсут глаз знатока разглядит хорошо известные скульптурные памятники: М.М.Потапов превосходно их знает.Но в то же время ему удается вдохнуть в узнаваемые лица жизнь, заставить их из глубин веков пристально вглядываться в нас, и вдруг, одарить неведомой улыбкой, поразить загадочным смехом.

Исторические портреты радуют необычайной красочностью, звонким локальным цветом, как напоминание о том замечательном периоде древнеегипетской культуры, когда все искусство было пронизано эффектной декоративной идеей, пришедшей из Долины царей, из сокровищницы
Тутанхамоновой гробницы. Пейзажи «страны безоблачных небес»: неразгаданные пирамиды и их отражения в нильской воде как составные пентакля, храмы и Большой Сфинкс живут в потаповском творчестве как выражение ностальгического чувства по «Египту Золотому».

Лучи единого Солнца — Истины.
Эпилог

Искусство М.М.Потапова с каждым годом вызывает все больший интерес. Американские деятели христианской церкви с восхищением отзывались о
потаповских мукачевских росписях. Александрийский патриарх Николай YI вручил художнику орден Св. апостола Марка в 1980 году как выражение
высокой оценки живописи на стенах одесского храма. По приглашению египетского посольства русский «египтянин» посетил страну пирамид. Его выставки прошли в Москве и Перми, Екатеринбурге и Нижнем Тагиле, Соликамске и Березниках.
О художнике написано немало статей и сняты фильмы. Произведения его, для многих неожиданно соединившие христиан- скую и древнейшую религиозную традицию, становятся все более понятны как выражение великой мысли о том, что все религии - лучи единого Солнца — Истины.

P.S. Автору этой статьи и художнику, альпинисту Артуру Карапетяну посчастливилось увидеть одного из великих старцев России 6 августа 2007 года, за шесть дней до его ухода.

Лариса Коржавкина, искусствовед, старший научный сотрудник Березниковского историко — художественного музея им. И.Ф.Коновалова, заслуженный работник культуры РФ. г.Березники, Пермской области.
 

potapov2 raboti_potapova ychenik_potapova v_dome_potapova larisa_fed