* * *





Рейтинг@Mail.ru

Экстремальный портал VVV.RU

Мои восхождения

← Назад

ЭЛЬБРУС 5642м. (Европа) 07.08.2004г. 09-05

Эльбрус — высшая точка Европы и России. Расположен в центральной части Кавказских гор, немного к северу от Главного (Водораздельного) хребта. Эльбрус — потухший вулкан, имеющий две, почти равные по высоте вершины. Высшая из них — Западная — 5642м, Восточная достигает 5621м. Первое восхождение было совершено на Восточную вершину в 1829 г. проводником русской военно-научной экспедиции Киларом Хашировым. В 1874 году на Западную вершину поднялись англичане с швейцарским гидом Петером Кнубелем. В советское время Эльбрус стал объектом массовых восхождений. Долгое время исходным пунктом для восхождения был знаменитый «Приют 11». В 1998 г. он сгорел, но это не остановило поток восходителей. Ежегодно на вершину поднимаются сотни альпинистов, хотя, сколько именно — неизвестно, к сожалению, единой статистики нет. Кроме маршрута с юга, по которому ходит абсолютное большинство альпинистов, существует северный маршрут, где также построен небольшой приют.

 

Почему-то мысль сходить на Эльбрус у меня родилась не где-нибудь, а в Гималаях, у подножия Эвереста. Не знаю, чем это было вызвано, но однажды, когда я лежал в палатке в базовом лагере на леднике Кхумбу, у меня появилось желание сразу, как только приеду домой с Гималаев, «забежать» на Эльбрус. К тому же на Гималаях получил хорошую акклиматизацию. Потом, конечно, мысль забежать исчезла, а осталась только мысль взойти.

В апреле, через два месяца после восхождения на Аконкагуа, я отправился на Эверест и, не взойдя на вершину, но обогащенный опытом и знаниями, в июне вернулся домой. Таким образом, придя в себя после восхождения на Эверест, в августе я уже находился на приэльбрусье, похоже на рай. Перелет маленьким самолетиком Пермь — Минеральные воды, честно говоря, утомил меня: с пересадками он длился 7 часов. Единственным спасением для меня являлась записная книжка и книга Анатолия Букреева «Восхождение».

Из Минеральных вод я поехал в Пятигорск, туда приехали и мои друзья из Москвы — Саша Абрамов и Людмила Коробешко. Мы все вместе хорошо провели день. Они показали мне достопримечательности города, и мы даже окунулись в природную горячую ванну. Вообще-то в Пятигорске удобно ходить, имея при себе стаканчик: в городе повсюду краники, из которых течет природная минеральная вода с тяжелым запахом серы, но приятная на вкус. Вечером мы съездили в Кисловодск. Хорошо, что эти города находятся рядом и в течение нескольких часов можно объехать их все. На следующее утро я, прекрасно отдохнувший и с хорошим настроением, уехал в Приэльбрусье.

Ближе к вечеру доехали до уютной гостиницы, расположившейся среди горных вершин. Как только я вышел из машины, мое тело сразу пропиталось свежим горным воздухом. Воздух был настолько свежим и сочным, что можно было не дышать им, а прямо кушать. Я сразу вспомнил студенческие годы, когда в горах Анкавана, в Армении, работал пионервожатым. Воздух был там такого же вкуса.

 

На следующий день к нам пришел наш гид — Владимир. Познакомившись и позавтракав вместе, мы составили план на ближайшие дни. Решили три дня оставаться на этом красивом месте, каждый день проходя не менее трех-четырех часов для хорошей акклиматизации. После завтрака мы собрались и пошли к водопаду в ущелье Терскол.

У меня было замечательное настроение. В голубом летнем небе ярко светило солнце, с левой стороны деревья в ущелье были еще в тени, справа простирались луга с полевыми цветами, позади меня из яркой зелени цветов на переднем плане уходили ввысь сине-фиолетовые горы с заснеженными белыми вершинами. Казалось, что свежий сочный воздух проникал в меня через все мое тело. Если бы можно было выразить всю эту красоту в одном слове, это слово было бы «рай». Я шел не торопясь, провожая взглядом порхающих разноцветных бабочек, бегущий горный ручей, летящих ласточек. По дороге к водопаду встречалось много старшеклассников с учителями из местных школ. Я тоже ощущал себя пятнадцатилетним юношей.

  

Этот райский уголок возвратил меня на пару десятков лет назад. Через несколько часов мы дошли до красивого водопада. Я не удержался, разделся и полез под водопад. Холодные струи воды, заставили меня через минуту выскочить из водопада. Я был вполне довольным своим массажным душем.

Окружающие стали брать с меня пример и тоже, сначала робко, потом уверенней, потянулись к водопаду.

 

После купания я немного подремал на травке. Разные насекомые, ползая по моему лицу и телу, приятно щекотали меня. Отдохнув немного, я пошел вниз. Останавливаясь во время спуска буквально у каждого родника, я жадно пил холодную вкусную воду, окунув лицо прямо в ручей. Прекрасный день близился к концу. На следующее утро мы отменили решение сходить на гору Чегет. Ливневый дождь, который не прекращался всю ночь, к утру чуть затих. В горах погода непредсказуема, и от вчерашней солнечной жаркой погоды не осталось и следа. Проведя несколько часов в ожидании, в надежде, что дождь наконец-то закончится, все-таки решили идти.

По горной дороге, наслаждаясь дождем, медленно шли вверх.

Все вокруг было окутано густым туманом. Солнце за низкими серыми облаками напоминало молочно-белый шар. Зеленая трава, желтые и фиолетовые горные цветы, отмытые от летней пыли, сияли плотным, насыщенным цветом.

Дойдя до метеостанции на горе Чегет и попив горячего чаю, мы свернули вниз. Было странно, я не чувствовал никакого дискомфорта от промокшей насквозь одежды и обуви. Наоборот, было даже как-то приятно.

Спустившись с горы, я сразу же зашел в кафе «Когутай», что прямо у подножия у горы, заказал себе шурпу (суп из баранины со свежей зеленью), и пока суп готовился, стал греться и сушить мокрую одежду у камина (здесь это естественно). Приятное тепло от пламени горящих дров и вкусная горячая шурпа мгновенно согрели меня. Дождь прекратился только к утру следующего дня. Под воздействием ярких солнечных лучей от земли поднялся пар, земля дышала. Мы направились в сторону вершины Когутай. От станции Чегет дорога пошла резко в гору. Мокрая скользкая тропа была покрыта густой травой. Проходя через лес, в мокрой траве по пояс, мы через несколько минут полностью промокли. Наконец-то через два часа густые мокрые заросли отступили. Мы вышли на ледник под вершиной Когутай. Вокруг было много кустов рододендрона. Верхний слой ледника оттаял и превратился в кашу. Пройдя по этой каше налево, мы стали подниматься по кулуару наверх. Выйдя на седловину и свернув налево, почти через час я стоял на вершине горы. Сама вершина состояла из нескольких вершинных холмов. Отсюда открывался чудный вид: вдали в тумане купались вершины Кавказского хребта, справа вниз от меня уходил сверкающий голубой ледник с глубокими трещинами. Стояла полная тишина, я лег на спину и стал смотреть в чистое небо. Потом бродил по вершинным скалам и фотографировал. Снимая кружащих в небе орлов (здесь их было так много), я заметил, что они вдруг, как будто по какой-то команде, взлетели в небо сразу со всех скал, сбились в стаю и быстро улетели в даль. Такое странное поведение орлов удивило меня. Я все еще стоял и смотрел в ту сторону, куда улетели орлы, как внезапно справа ослепляющий щит молнии разрезал небо пополам, и через несколько секунд раздался грохот, от которого задрожали скалы. Я даже не заметил, как с южной стороны сгустились тучи, которые теперь довольно быстро двигались в нашу сторону. Сделав еще один снимок горного цветка, я быстро покинул вершину (в грозу находиться на открытых скалистых вершинах очень опасно). Молнии и гром сменяли друг друга, раскаты громким эхом раздавались в бездонной тишине. Минут через пятнадцать начался сильный дождь. Укрыться было негде, поэтому я не стал суетиться и даже не ускорил темп ходьбы. Мне было даже приятно — с детства я любил гулять под дождем. Приняв его как хороший знак, я шел в обычном темпе, наслаждаясь ливнем. Через 30-40 минут дождь закончился, и ослепительные лучи солнца, прорезав густой слой облаков, стали согревать землю. На спуске я периодически останавливался и, нагибаясь, пил дождевую воду, накопившуюся в больших пятиугольных листьях. Лучи солнца отражались в капельках воды, которые сверкали по всюду, как бриллианты. Спуск отнял много сил и времени, и ближе к вечеру промокшие насквозь и счастливые, мы все снова сидели в кафе и ели горячую шурпу. После трехдневного отдыха, насыщенного походами с целью акклиматизации, мы двинулись в сторону двуглавого Эльбруса. Кстати, все эти дни гора была затянута густыми облаками и открылась украдкой, только один раз. Сегодня стояла замечательная погода. Наконец-то Эльбрус показал свои заснеженные вершины — они сверкали чистой белизной. Мы сначала по канатной дороге, потом на снегоходах поднялись сразу на «Приют одиннадцать» (4200 метров). «Приют одиннадцать», с тех пор как сгорел, так и стоял без крыши и окон. Палатки альпинистов стояли прямо посреди уцелевших стен, служивших защитой от ветра. Метров на пятнадцать ниже приюта на обрыве слева стояла дизельная. Оба эти здания сохранились со времен Великой Отечественной войны. (В те годы немцы, взяв эту высоту, так и сидели здесь годами. Наши много раз пытались захватить приют, но безуспешно. В конце концов был отдан приказ уничтожить его с воздуха, но из-за плохой видимости бомбы попали в дизельную и приют уцелел).

Долгие годы после войны многие альпинисты мира ночевали в этом приюте, пока он не сгорел. В 2000-м году из-за неаккуратного обращения с керосиновой горелкой вспыхнул пожар, за считанные минуты от приюта остались только стены. После этого пожара здание дизельной было отреставрировано, и сейчас в нем очень удобно могут одновременно расположиться 40-50 альпинистов.

 

Мы разместились на втором этаже дизельной. Здание состояло из подвального этажа, где хранился всякое снаряжение и еда, первого этажа, который одновременно был и кухней и столовой, а также спальней — вдоль одной из стен было размещено около двадцати спальных топчанов.

Под куполообразной крышей находился второй этаж, где было довольно удобно. Я даже не ожидал, что на такой высоте можно так уютно устроиться.

Утром сходили до скал Пастухова и вернулись назад, ночью запланировав идти на вершину. Вечерний закат был багрово-красного цвета, чуть позже погода начала портиться, поставив под сомнение наш выход. Я вышел из дизельной, чтобы оценить погоду. Видимость была всего несколько метров, гром грохотал беспрерывно, вся гора была затянута облаками. Я не мог принять решение идти или отложить восхождение на следующий день и ушел спать. В час ночи нас разбудила наш повар, сообщив, что польские альпинисты, которые жили на первом этаже, израсходовали всю нашу воду, не оставив ни капли. Это было ужасно, идти на восхождение в такую погоду без горячего чая очень не хотелось. Я в полусонном состоянии высказал несколько упреков в адрес нашего повара, которая вовремя не следила за кухней, и уже собрался идти за водой, но Павел, который не спал и еще с вечера копошился в своем рюкзаке, опередил меня. Взяв пустую тару, он вышел из дизельной и исчез в темноте. Повариха, чувствуя свою вину, тихо стояла в углу, время от времени освещая наручные часы.

Какого-то альпиниста из соседней комнаты мучила бессонница, он стонал и беспрерывно ворочался в своем спальном мешке. Сухие доски активно реагировали на его движения, издавая глухой скрип. Я залез обратно в спальник, в надежде подремать еще часик, но не получилось: противное пиликание Володиного будильника напомнило всем, что пора вставать. Я протирал слипшиеся глаза, которые никак не хотели открываться, и стал медленно собираться. Несмотря на неважную погоду, приняли решение идти хотя бы до скал Пастухова, а там видно будет.

Вершины были покрыты облаками, справа от нас вдали сверкали молнии, луна тускло светила и то появлялась, то исчезала в облаках. Освещая путь налобным фонариком, мы медленно двигались вперед. Позади нас горели три ярких фонарика, они довольно быстро приближались. С каждым часом погода улучшалась, у скал Пастухова ветер и вовсе затих. Я принял это за хороший знак: гора приняла нас. Через час небосвод справа стал светлеть.

Горные вершины радостно скинули с себя тяжелое ночное покрывало. Я все время останавливался и, оборачиваясь назад, наслаждался этой красотой. Позади меня на светло-лимонном фоне неба от востока до запада простирались черные гигантские горы Кавказского хребта. В полумраке они были похожи на огромную волну, которая вот-вот накроет нас. Я вспомнил «Девятый вал» Айвазовского — настолько эти две картины были похожи. Не знаю, сможет ли океан передать великую силу гор, но сейчас горы очень точно передали силу океана. Я был очень удивлен своим мыслям и не мог оторваться от этой живой картины.

С первыми лучами солнца тучи на вершине рассеялись, Эльбрус стоял передо мной в кристальной чистоте, а слева на небосклоне показалась его тень. Впервые я такое видел на Арарате. Это было так прекрасно! Наслаждаясь дивной красотой проснувшихся горных вершин, я шаг за шагом приближался к вершине Эльбруса.

Безумная радость охватила меня, я был счастлив и бесконечно добр. Пройдя седловину, я присел отдохнуть, и меня как-то сразу потянуло на сон. Решив больше не останавливаться, я стал траверсировать по не очень крутому склону с левой стороны, оставляя восточную вершину справа от себя. Примерно через тридцать минут передо мной открылась западная вершина великой горы Эльбрус. От счастья у меня в глазах появились слезы.

Еще несколько шагов — и в 9-05. 07.08.2004г. я прикоснулся к самой высокой точке Европейского континента — горе Эльбрус (5642 метра).

На вершине уже было несколько альпинистов.

Мы обнялись и поздравили друг друга. Вокруг было так прекрасно: густые облака, освещенные яркими солнечными лучами, сверкающие острые горные вершины и все вокруг было подо мной.

Я с беспредельной любовью и молитвой раскрыл свои руки и свое сердце, и обнял весь Мир. Спасибо всем.

Артур Карапетян