* * *





Рейтинг@Mail.ru

Экстремальный портал VVV.RU

Мои восхождения

← Назад

НА АРАГАЦ БОСИКОМ

Арагац это гора, у подножия которой я родился. С детство она гордо стояла пред моим взором, и я всегда восхищался красотой этой четырехглавой горы. Впервые на Арагац я сходил в 1994 году, абсолютно не зная маршрута. За два дня с Божьей помощью я взошел на все четыре вершины и спустился в кратер. И вот спустя 12 лет я снова собрался на эту прекрасную гору. Летом 2006 года, находясь в Армении, мы с друзьями решили поехать к южной вершине Арагаца, к озеру Кари-лич, где несколько лет назад рядом с обсерваторией братьев Алиханян, на высоте 3200 метров открыли ресторан. Там мы хотели отведать знаменитый Арагацский хаш — блюдо из говяжьих ножек —, ну и, конечно, попробовать подняться на южную вершину Арагаца.

Ещё зимой с моим другом Степаном, который уже тринадцать лет живёт в Польше, мы договорились, что если летом поедем в Армению, то обязательно попробуем взойти на Арагац. В 2003 году, когда я был на Арарате, у меня возникло желание: если получится в следующий раз взойти на Арарат, то я обязательно попробую подняться босиком, чтобы ноги прикоснулись к этой святой горе без ботинок. И вот в Армении моя однокурсница Анаит рассказала, что она с группой йогов поднялась на южную вершину Арагаца
босиком. Я сразу же вспомнил про свои мысли на Арарате и понял, что это знак.

Старая «Жигули» шестой модели шумно, царапая колесами горную дорогу, тащила нас наверх, к озеру Кари-лич. С каждым метром становилось ветренее. 38-градусная жара, которая стояло на араратской долине, исчезала. Не смотря на то, что солнце ярко светило, нам пришлось одеть куртки. Скоро мы доехали до озера. Справа от него стояло красивое здание, построенное из той же породы камня, что были вокруг, и очень гармонично смотрелось на фоне окружающих гор. Это и был ресторан, где готовили самый вкусный хаш в Армении. Мы заказали столик и стали прогуливаться по окрестностям.

 

Справа от меня возвышалась южная вершина Арагаца и любовью приветствовала меня. С дуновением прохладного ветерка исчезало время. Я стоял и смотрел на озеро и на Арагац. Вокруг всё было так же, как и 12 лет назад. Ничего не изменилось, изменился только Я. Потом подошел к озеру, опустил руки в холодную воду и сказал: «Привет, Кари-лич, это снова я, как поживаешь?»

Скоро нас пригласили к столу. Не смотря на отдаленность и высоту, это место пользовалось большой популярностью. Ни внутри здание, ни на улице не было свободных столиков. Всё время подтягивались новые посетители, которым приходилось так же, как и нам, ждать, пока освободится столик. Только мы присели, и тут же появилась женщина лет пятидесяти с очень красивым, загорелым от горного солнца лицом, неся на подносе глиняные блюдца и большую стопку лаваша. Она, с приятной улыбкой приветствуя нас, с виртуозной быстротой и ловкостью стала накрывать стол. С ее не по годам красивого лица ни на минуту не исчезала улыбка. Перед каждым из нас она поставила два блюдца друг на друга. В нижнем, под хашом, тлели угли, поддерживая блюдо горячим. Мы наполнили глиняные стопки чистой домашней водкой, и, не смотря на то, что на хаше не говорят тосты, первую стопку подняли за нашу землю, за Арагац, за Армению, а вторую — за нашу дружбу, которая, не смотря на десятилетия разлуки, только стала ещё крепче.

 

После шикарной трапезы мне стало понятно, что мы всё сделали наоборот. Надо было сначала на гору идти, но уже было поздно.

Весело шутя и смеясь друг над другом, как в студенческие годы, мы двигались в сторону южной вершины. Я шёл босиком. Сначала было терпимо, но чем выше, тем меньше было гладкой поверхности и больше острых камней. Через час мы остановились. Карен, Арам и Стёпа были в горах впервые и не ожидали, что дойти до, казалось бы, близкой вершины, будет так тяжело и долго. Конечно, вкусный хаш и водочка тоже играли свою роль. Я «обрадовал» их, сообща, что такими темпами на вершине мы будем не раньше, чем через полтора часа.

   

Мы, шутя и смеясь друг над другом, лежали на земле. Никто не торопился и не проявлял особого желания идти наверх. Я в двух словах объяснил, с чем связан неожиданный дискомфорт в организме и в прямом смысле всех гнал наверх. Чиб, который уже был на Арагаце 1993 году, не смотря на количество принятой водки, шёл довольно бодро. Через минут тридцать мы дошли до небольшого ледника. Он, смело сражаясь с лучами яркого летнего солнца, не хотел покидать южный склон Арагаца. Мы пофотографировались и продолжали путь наверх.

   

Не смотря на мои уговоры, Арам отказался идти дальше, у него сильно заболела голова, и он с улыбкой сказал, что подождет нас тут, ему и здесь не плохо, и остался лежать на камнях. После ледника началась крутой подъём, покрытый довольно большими камнями. Я, аккуратно прыгая с камня на камень, двигался наверх. Не смотря на боль и легкие порезы в стопах от острых камней, я продолжал идти босиком. Я оторвался от друзей и шёл один, вспоминая, как двенадцать лет назад я впервые совершенно один проходил этот путь. Вспоминал и то, как, проделав буквально последние шаги, я замер от наслаждения, когда передо мной открылась пропасть кратера, откуда наверх к небу тянулись северная, восточная и западные вершины Арагаца. И сейчас, приближаясь к вершине, я с нетерпением ждал этого же момента.

 

Еще несколько шагов и УРААААА!!!!!!!!! я на южной вершине Арагаца!

Я снова был поражен красотой и величием вида, который открылся передо мной с южной вершины. Я подошел к обрыву и смотрел на гордо возвышающиеся над Арменией северную, восточную и слева от меня западную вершины Арагаца. Под моими ногами
уходила бездна кратера. Я растворился...

Через несколько минут подошли мои друзья. Мы все радостно обнимались и поздравляли друг друга. Я был рад, я очередной раз победил себя и, не смотря на острую боль в ногах, дошёл до вершины босиком. Ещё я особо был рад за Стёпу, который уже
давно хотел взойти на Арагац и за Карена, который, не смотря на усталость и боль в голове, бодро шёл вперёд. Для них Арагац стала первой горой в жизни, и они были очень довольны и рады, что взошли на вершину.

 

Я заметил, что с тех пор, как был здесь, на вершине стало очень много памятников и крестов. Южная вершина практически вся была покрыта ими. Да простят меня люди, которые подняли туда эти кресты и памятные плиты, но я думаю, что если так продолжать дальше, то южная вершина превратится в пантеон. Все-таки это гора и не простая гора, а сестра Арарата и высшая точка Армении! И надо к ней относиться с уважением!

Побывав на вершине около получаса, мы пошли вниз. Я одел сандалии. День близился к концу. Все были очень довольны.

   

Уходящее солнце заставляло нас прибавить шаг, даже пробежаться. Темнота уверенно окутывало всё вокруг. Мы дошли до ресторанчика у Кари-лич уже почти в темноте. Там нас ждал Арам.

Никто не торопился уезжать. Мы заказали по чашечке армянского кофе и присели в беседке на улице. Вокруг всё было в царстве ночной тишины. Вдруг в нескольких метрах от нас появился молодой волчонок. Все были удивлены. А работники ресторана рассказали, что весной неподалёку отсюда они нашли совсем маленького волчонка и вот он живет у них, правда, иногда уходит на несколько дней, а потом снова возвращается.

Слегка уставшие, но в отличном настроении мы уезжали с озера Кари-лич. Мои ноги время от времени напоминали о себе, но это было уже не важно.

Вот так, дорогие мои, ДА ПУСТЬ СБУДУТСЯ ВСЕ ВАШИ МЕЧТЫ!